Главная » 2022 » Октябрь » 2 » The Economist: торговля и вопросы безопасности связывают Израиль с ближневосточным регионом

The Economist: торговля и вопросы безопасности связывают Израиль с ближневосточным регионом

02.10.2022 в 19:04 просмотров: 514 комментариев: 0 Общество

Бывшие враги сближаются, давая надежду на более стабильный и процветающий Ближний Восток, пишет британский журнал The Economist.

«Мы пролетаем над Саудовской Аравией, затем пересекаем Иорданию, чтобы прибыть в аэропорт Бен-Гурион примерно через 40 минут», - говорит пилот рейса из Абу-Даби в Тель-Авив. Самолет загружен полностью. Небольшое количество эмиратцев, стремящихся вести бизнес в Израиле, занимают первые места. Более шумные израильтяне и палестинцы, возвращающиеся с праздничных выходных в Персидском заливе, сидят дальше. «Sababa le-gamrei!» (на иврите означает «чертовски блестяще»), восклицает израильская студентка, описывая свою поездку. За два года, прошедшие с тех пор, как ОАЭ и Израиль подписали соглашения Авраама, более полумиллиона израильтян совершили подобное путешествие. После столетия арабо-израильского конфликта поездка уже кажется нормальной. Скоро между двумя странами будет осуществляться 20 рейсов в день.

Еврейская община зародилась в Дубае еще до того как были подписаны соглашения. Но с тех пор община стала открытой, увеличившись с сотен до тысяч еврейских жителей, многие из которых израильтяне. Еврейская школа удваивает количество учащихся каждые шесть месяцев. Есть кошерные рестораны, такие как кафе Биби, названное в честь Биньямина Нетаньяху, бывшего премьер-министра Израиля, подписавшего соглашения.

Впервые с момента своего создания в 1948 году Израиль заключил мир с арабской страной, начав не просто формальные отношения как с Египтом и Иорданией, его непосредственными соседями. ОАЭ «первые объединили израильский и арабский народы», - говорит Эбтесам аль-Кетби, возглавляющий эмиратский аналитический центр. Эти соглашения лежат в основе реорганизации механизмов торговли, дипломатии и безопасности в Персидском заливе. Они в основном экономические, основанные на надежде, что торговля может принести мир и вернуть Ближнему Востоку его историческую роль перекрестка мировой торговли, связывающего Азию и Европу через Шелковый путь и Африку через торговый путь благовоний (прим. - торговый путь, который в античности связывал юг Аравийского полуострова со странами Средиземноморья и Месопотамии). Но соглашения также имеют другие преимущества и направлены на противодействие Ирану, который использовал ракеты и беспилотники для нападения на Саудовскую Аравию, Эмираты и Израиль, и чья ядерная программа вскоре может дать ему возможность создать ядерную бомбу.

«Общение между людьми может ослабить напряженность», - говорит Пэн Сяо, генеральный директор эмиратской компании, работающей над искусственным интеллектом и имеющей связи с братом президента и советником по национальной безопасности шейхом Тахнуном бен Зайедом. Компания  открыла два офиса в Израиле, там уже работают 50 сотрудников. По его подсчетам, в течение пяти лет треть из 5000 его работников будут израильтянами. Израильская платежная компания Rapyd считает себя первопроходцем с новым офисом в Дубае. «Для Израиля это все равно что отправиться в космос», - говорит директор Арик Штильман.

Политики, которые когда-то регулярно критиковали арабских лидеров, хвастаются своими связями в Персидском заливе. Рон Дермер, видный советник Нетаньяху по внешней политике, является партнером Exigent Capital Group, фирмы, которая охотно инвестирует в арабские страны. Бен Волков, генеральный директор Otonomo, технологической компании в Тель-Авиве, говорит, что он ищет возможности нанять больше израильтян-арабов. Саудовская фирма купила почти четверть их акций. С площадки Тель-Авивской фондовой биржи атмосфера не менее обнадеживающая. «Даже небо не является пределом», - сказал Мухаммад аль-Хаджа, посол ОАЭ в Израиле, прежде чем позвонить в колокол перед открытием торгов. Хаджа настаивает на том, что в течение десятилетия ОАЭ войдут в пятерку крупнейших торговых партнеров Израиля.

Двусторонний товарооборот резко вырос с $11,2 млн в 2019 году до $1,2 млрд в 2021 году. Объем торговли с ОАЭ, составляющий всего около 0,2 % ВВП Израиля, значительно отстает от крупнейших торговых партнеров Израиля - ЕС и Турции. Но это уже намного больше, чем торговля Израиля с Египтом и Иорданией, даже после десятилетий мира и дипломатических отношений (см. диаграмму).

С точки зрения ОАЭ, соглашения Авраама (прим. - Договор о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ, подписанный 15 сентября 2020 года) являются частью более широкой торговой стратегии, которая идет в обход Совета сотрудничества шести стран Персидского залива, которому еще предстоит достичь своих целей по созданию общего рынка и общей валюты. ОАЭ подписали торговые соглашения с Индонезией и Индией, а также ведут переговоры с Колумбией и Кенией. Цель, по словам Тани аль-Зейуди, министра торговли ОАЭ, состоит в том, чтобы превратиться из «ворот в регион» в «ворота в мир». 

Арабские страны мало чем торгуют, кроме энергоносителей. Без учета нефти и газа на Лигу арабских государств, насчитывающую 22 страны, приходится всего 2,7 % мировой торговли, несмотря на то, что в арабских странах проживает 5,6 % населения. Торговля внутри Лиги арабских государств особенно вялая. Только 18 % торговли проводится внутри региона, по сравнению с 34 % в Восточной Азии и 69 % в Европе. Это сдерживает развитие и делает многие арабские страны зависимыми от ископаемого топлива.

Одна из причин заключается в том, что не существует эффективного общего рынка, основанного на правилах, по аналогии с ЕС. Хотя Панарабская зона свободной торговли (ПАФТА), подписанная в 1997 году, снизила тарифы на товары внутри региона, она по-прежнему имеет одни из самых высоких в мире торговых издержек. Напротив, согласно исследованию ООН, многие виды экспорта из ЕС в регион сталкиваются с меньшим количеством нетарифных барьеров. Многие экономики региона являются естественными конкурентами, стремящимися увеличить долю рынка для своего экспорта энергоносителей, вместо того чтобы производить различные товары и услуги, которыми можно торговать. Израиль, с его ориентированной на технологии экономикой, основанной на услугах, и крупными оборонными производителями, предлагает новые продукты и рынки сбыта.

«Израиль - это технологический супермаркет», - говорит Амир Хайек, посол Израиля в ОАЭ. Движение идей, по его мнению, дает самые большие перспективы. Опыт Израиля в области сельскохозяйственных технологий, особенно ирригации и гидропоники, мог бы оказаться особенно полезным.

Кибербезопасность и оборона - это еще одна сфера сотрудничества, особенно в связи с тем, что правительства стран Персидского залива считают, что США, возможно, уходит из региона. Израиль продвигает план по объединению радиолокационных станций и систем противоракетной обороны, чтобы защитить ОАЭ от Ирана и дать Израилю раннее предупреждение о любых иранских ракетах, запущенных в его направлении. Экспорт израильского оружия «авраамическому квартету» вырос до 800 млн долларов в 2021 году, что составляет 7 % от общего объема продаж страны.

При президенте Дональде Трампе Пентагон переложил общую ответственность за Израиль со своего европейского, на центральное командование, которое охватывает Ближний Восток и Иран. После этого изменения Израиль принимает участие в совместных военных учениях со своими новыми друзьями, а также со странами, которые его не признают, такими как Тунис и Саудовская Аравия. Сейчас у него есть военные, дислоцированные в Бахрейне. «Мы - новая Америка региона», - говорит высокопоставленный чиновник. Нафтали Беннет, премьер-министр Израиля до июня, отстаивал план создания региональной системы обороны, которая будет использовать лазеры для подрыва ракет.

С тех пор как ОАЭ подписали соглашение в сентябре 2020 года, три другие арабские страны - Бахрейн, Марокко и Судан - официально последовали их примеру. Отношения с Египтом начинают оттаивать. Другие государства Персидского залива упростили процедуры въезда для израильтян, не добившись при этом официального признания. Но главный вопрос заключается в том, сможет ли Саудовская Аравия, крупнейшая экономика Аравийского полуострова и потенциальный сухопутный мост между средиземноморским побережьем Израиля и ОАЭ, присоединиться к клубу. «Мы становимся хорошим каналом для Израиля», - говорит генеральный директор одной из компании, указывая на другие арабские страны, которые могли бы последовать его примеру. Он говорит, что инвестиции его компании в размере 300 млн долларов откроют рынки для израильских телекоммуникационных компаний, в частности, в Саудовской Аравии. Бахрейн, уже являющийся членом клуба, служит банковским центром для финансовых операций между Израилем и Саудовской Аравией. Даже иранцы в Дубае, любимом убежище Ирана от западных санкций, говорят, что они присматриваются к сделкам с израильскими технологическими фирмами.

Говорят, что Мухаммед бен Салман, наследный принц Саудовской Аравии и фактический правитель, выделил 2 миллиарда долларов на инвестиции в израильские стартапы. В этом году одна из самых богатых семей королевства, аль-Раджи, купила доли в двух израильских компаниях. В королевстве уже есть самопровозглашенный ультраортодоксальный главный раввин, который ездит на работу из Иерусалима, а также новый кошерный ресторан. «Ветераны из подразделения 8200 пытаются повторить Силиконовую долину в Эр-Рияде», - говорит саудовский наблюдатель с хорошими связями, имея в виду кибер-подразделение израильской армии, бывшие члены которого часто основывают или работают в технологических стартапах, и, как говорят, открывают магазин в столице Саудовской Аравии. Мало кто ожидает, что официальные отношения улучшатся до тех пор, пока жив король Салман ибн Абдель Азиз. Несмотря на болезнь, он долгое время поддерживал Палестину. Тем не менее, «большая часть деятельности возможна и без признания», - говорит другой саудовский чиновник, - «включая туризм».

И все же эти новые дружеские отношения остаются хрупкими. После подписания мирного соглашения между Израилем и палестинцами в Осло в 1993 году Израиль принял участие в региональных экономических конференциях, провозглашающих «новый Ближний Восток». Марокко, Оман, Катар и Тунис открыли отделения связи. Но когда несколько лет спустя между Израилем и палестинцами разразился кровавый конфликт, все подобные разговоры о гармонии испарились.

С обеих сторон теперь надеются оградить последствия соглашением от конфликта Израиля с палестинцами. «Давайте не будем смешивать соглашение Авраама с палестинцами», - говорит эмиратский чиновник. Немногие говорят об этом открыто, но соглашения знаменуют молчаливое признание многими арабскими странами того, что Израиль на данный момент одержал победу. Некоторые даже предполагают, что они предлагают способ положить конец этой вражде. Беннетт, в холле офиса которого на журнальном столике лежит книга под названием «Чудо Дубая», называет свой договор с Раам, первой арабской партией, присоединившейся к израильскому правительству, «усвоенной» версией соглашений Авраама.

Тем не менее, многие ожидают, что соглашения подвергнутся серьезному испытанию, если в Иерусалиме вспыхнет конфликт или возобновятся боевые действия между Израилем и Хамасом, палестинской военизированной группировкой, которая контролирует Газу, или Хизбаллой, ополчением и политической партией в Ливане. Обе группировки наращивают ракетные арсеналы, нацеленные на Израиль. Напряжение будет особенно сильным, если боевые действия приведут к большому числу жертв среди палестинского или ливанского гражданского населения, что, как утверждают израильские военные, изо всех сил постараются свести к минимуму, поскольку и Хамас, и Хизбалла прячут свои ракеты в домах и школах.

Более того, политики, дипломаты и бизнесмены по обе стороны соглашений продвинулись быстрее, чем население в целом. Опрос, проведенный американским аналитическим центром Washington Institute, показывает, что общественная поддержка соглашений Авраама в ОАЭ и Саудовской Аравии резко упала с момента их подписания. Опрос показал, что только 5 % жителей Иордании и Египта хотели бы иметь более дружественные отношения с Израилем (хотя ответы в Марокко и Судане были более восторженными).

Подобные взгляды находят отражение в Израиле, где многие по-прежнему не доверяют арабским странам. Многие израильтяне, воспитанные поколениями в убеждении, что Израиль является маяком демократии в пустыне отсталой тирании, нервничают. Израильские левые тоже уклоняются от того, что они считают правой и антипалестинской сделкой. «Я никогда не поеду в Дубай», - говорит Ноам Шустер-Элиасси, израильский комик, высмеивающий своих сограждан за то, что они останавливают палестинцев на контрольно-пропускных пунктах, а затем летят в ОАЭ.

Экономические выгоды от соглашений для обеих сторон все еще слишком незначительны, чтобы сделать процесс установления мира и ведения бизнеса необратимым. Отчасти это происходит потому, что бюрократическая волокита, возможно, порожденная недоверием, продолжает мешать заключению сделок. Дубайская больница аль-Тадави все еще ждет разрешения на привлечение израильских врачей. Rapyd, израильский поставщик финансового программного обеспечения, еще не получил свою эмиратскую лицензию. Судан, подписавший соглашения в январе 2021 года, с тех пор тормозит их выполнение.

С израильской стороны бюрократия стоит на пути эмиратских планов по мегапроектам. DP World, гигантский портовый оператор, базирующийся в Дубае, отозвал свою заявку на развитие израильского средиземноморского порта в Хайфе после того, как Израиль изменил правила владения. Израильские официальные лица заблокировали планы Эмиратов по возобновлению работы нефтепровода, протянувшегося от Красного моря до Средиземного. Даже финансируемый Эмиратами проект по обеспечению Израиля солнечной энергией, произведенной в Иордании, в обмен на то, что Израиль будет поставлять воду своему соседу, остановился. Израиль не спешит одобрять строительство опреснительной установки на своих берегах.

Между тем, идея железной дороги от Персидского залива до Хайфы, израильского порта на Средиземном море, по-прежнему заблокирована Иорданией (см. карту). Израиль и Саудовская Аравия построили свои линии вплоть до иорданской границы. Но, помня о своем собственном палестинском большинстве, Иордания не будет связывать их до тех пор, пока Израиль не распространит свою сеть на палестинский Западный берег. Если бы все эти пути были соединены, объем контейнерных перевозок удвоился бы «почти сразу», говорит израильский экономист Исраэль Гал.

Членов Авраамического клуба также раздражает перспектива того, что Иран, главный соперник, все еще может обойти его, вновь открыв старый Шелковый путь восток-запад. Впервые с тех пор, как Кир Великий правил Персией 2500 лет назад, у Ирана теперь есть сухопутный мост, протянувшийся из Центральной Азии через Ирак, Сирию и Ливан к портам Средиземноморья. Но членам соглашения не нужно беспокоиться. Их клуб объединяет динамичные, растущие экономики. Иранская дорога соединяет терпящие неудачу государства и, похоже, используется в основном для перевозки оружия.

Соглашения Авраама обещают многое, но находятся в зачаточном состоянии в регионе, который разрушает даже самые достойные мечты. Соглашения также предоставляют редкий шанс для экономического обновления и для того, чтобы еврейское государство было принято своими соседями.

@Arabinform 


Еще больше новостей в нашем Telegram‑канале @Arabinform и VK странице | Теги: израиль
Комментарии 0
avatar
Copyright © 2022 The Arabinform Journal All rights reserved